Category: криминал

Category was added automatically. Read all entries about "криминал".

Коротченко понесёт заслуженное наказание?



Игорь Коротченко — позорное убожество и жулик. С этим согласен Главный Военный Прокурор РФ. С этим согласны все, давшие интервью для расследования об этом скандальном общественнике, борце с блоком НАТО. Фильм под катом.

Его звание и должности — липа. Коротченко — и не полковник, и не редактор, и не директор. Это смешно, но есть и несмешная часть. Есть ещё серьёзные вопросы по огромным суммам исчезнувших денег и по контролю за деятельностью МО РФ.


Collapse )
promo arman71 november 13, 2015 00:32 26
Buy for 20 tokens
В России живут бок о бок два отдельных, нисколько не похожих народа, и народы эти с давних пор люто враждуют между собой. Есть Мы и есть Они. У Нас свои герои: Чехов там, Мандельштам, Пастернак, Сахаров. У Них — свои: Иван Грозный, Сталин, Дзержинский, теперь вот Путин. Друг друга…

Создание ГУЛАГа - Бандиты 30-х

Воры в законе. ГПУ против милиции. Охота на Хрыню. Убийство депутата М. Прониной.
Лагеря стали детищем рабоче-крестьянской власти. 16 октября 1924 года ВЦИК утвердил Исправительно-трудовой кодекс РСФСР. По нему режим в местах лишения свободы различался в зависимости от того, к какой категории относились заключенные. Кодекс предусматривал три основные категории: приговоренные к лишению свободы со строгой изоляцией, профессиональные преступники, а также нетрудящиеся, совершившие преступление вследствие своих классовых привычек, взглядов или интересов. В соответствии с этим места лишения свободы делились на трудовые колонии, исправительно-трудовые дома, изоляторы особого назначения, переходные дома. На 1 мая 1930 года в системе НКВД уже имелось 279 таких учреждений, в которых находились 1 712 512 заключенных.


Однако помимо исправительных учреждений НКВД действовала и система лагерей ОГПУ. Существовал Соловецкий лагерь, а также группа лагерей особого назначения ОГПУ с центром в Усть-Сысольске (ныне Сыктывкар). В них к 1930 году содержалось около 100 тысяч человек. Для осуществления общего руководства исправительно-трудовыми лагерями в 1930 году будет создано Управление лагерями ОГПУ (ГУЛАГ).
Менялись условия содержания в тюрьмах и лагерях, менялся и уголовный мир России. Благодаря тому что Советская власть "раздвинула" тюремные стены и создала целую сеть исправительно-трудовых лагерей, профессиональные преступники получили прекрасную возможность передавать свою воровскую идеологию широкой массе заключенных. Благо армия этих заключенных росла с каждым днем. Во времена нэпа лагеря значительно пополнились за счет так называемых "грамотных" осужденных. Эта нэпмановская когорта ссыльных заметно "просветила" уголовную братию старой закваски, в большинстве своем темную и дикую. Так появилась новая поросль уголовных авторитетов, сменившая собой кошельковых и сафоновых и поднявшая уголовный мир России на новую ступень развития.
Прекрасно понимая самую суть репрессивного режима в России, новые уголовные авторитеты (их называли "жиганами") осознали, что им не выжить в схватке с этой властью без объединения себе подобных в крепкую и дисциплинированную организацию. Так в начале 30-х годов в местах лишения свободы появилась группировка воров в законе.
Поскольку создателями и идеологами группировки выступали новые авторитеты, они и построили ее закон согласно своим представлениям о чести. Глубоко презирая в душе Советскую власть, эти люди первой статьей своего закона запретили ворам в законе работать в государственных структурах, поддерживая свое существование лишь "честным" воровским ремеслом. Причем воровство должно быть мастерским, виртуозным, соответствующим высокому званию "вора в законе". Закон обязывал удачливого вора не сквалыжничать и щедро делиться наворованным со своими товарищами. Таким образом, жадность никогда не должна быть отличительной чертой воров в законе.
Еще одним непременным условием при получении титула "вор в законе" являлось то, чтобы на совести кандидата не было чужих загубленных жизней. "Мокрушникам" вход в группировку был заказан. Это же правило распространялось и на грабителей, насильников, тех, кто не умел прокормить себя ловкостью рук и шел по самому примитивному пути - насилию. Вор в законе имел право лишить человека жизни только с согласия сходки, когда она коллективно решала убрать кого-нибудь за предательство.
Оспаривать какие-либо решения вора в законе, выступать с критикой его мог только равный ему по званию, такой же вор в законе. В их конфликт никто не имел права вмешиваться. Если кто-либо из низших оскорблял вора в законе словом или действием, последний не должен был отвечать грубияну сам, дабы не ронять честь склокой с рядовым по званию. За вора в законе это делали другие, которые могли быть свидетелями ссоры. В зависимости от оскорбления избиралась и соответствующая кара, вплоть до убийства. Честь вора в законе была высшим мерилом в любых случаях.
Будучи азартными игроками в карты, воры в законе, проигравшись, всегда старались как можно скорее выплатить долг. Длительная задолженность роняла честь вора в законе в преступной среде.
По закону воры не имели права на создание семьи, так как это могло пагубно сказаться на профессиональных навыках, на общении с преступной средой. Об оседлости надо было забыть навсегда. Они не имели права на официальную прописку, на обладание советским паспортом, пользуясь лишь липовыми справками и документами. Всякие серьезные контакты с властью запрещались. Вор в законе не мог участвовать в общественной работе, состоять в каких-либо государственных и партийных организациях, служить в армии, даже газеты выписывать ему запрещалось.
Такие же правила распространялись на жизнь воров в законе и в местах лишения свободы, где большинству заключенных приходилось вкалывать на государство. Правда, в тех же 30-х, когда в лагерях ввели зачеты рабочих дней и при выполнении нормы срок отсидки ударникам сокращался чуть ли не вдвое, воры в законе разрешили себе работать, да и то на должностях бригадиров. Таким образом, ударно трудиться на пользу государства ворам в законе и здесь не приходилось.
Чтобы вор в законе не отрывался надолго от блатного мира, не забывал запаха тюремной баланды, закон предписывал ему раз в полгода "ходить на зону". Заодно он коллективно проверялся на "вшивость", и такая проверка носила название "ломка".
Попав на "зону", вор в законе автоматически становился ее лидером, и все заключенные в ней обязаны были беспрекословно ему подчиняться. Но, сосредоточивая в своих руках огромную власть, вор в законе старался грамотно ею пользоваться, не возбуждая в заключенных злобы и ненависти по отношению к себе как к руководителю. Его правление должно быть справедливым и авторитетным.
Отсиживать весь срок "от звонка до звонка" вору в законе не предписывалось. Наоборот, при любой удачной возможности он старался сбежать из зоны. Дело это было поставлено на солидную основу, так что существовали даже определенные очереди на побег. Все, кто был посвящен в план такого побега, должны были всемерно помогать вору в законе счастливо "отчалить" от зоны. Бегуна снабжали продуктами, выделяли определенную сумму из воровского общака. Общак этот в основном пополнялся за счет тюремной касты "мужиков", основных работяг зоны, но имелись там и деньги самих воров. Но даже несмотря на то, что суммы воров в общаке были незначительными, весь общак принадлежал ворам в законе.
Каждый вор в законе должен был позаботиться о своей достойной смене и подготовить к вступлению в группировку одного или нескольких молодых воров. Окончательное решение о приеме в группировку молодого кандидата принимала сходка. Она же разрешала и все основные конфликты в отношениях между ворами. В качестве возможного наказания за какие-либо проступки выбирались обычно три меры. Первая - публичная пощечина, которая назначалась за незначительную провинность. Вторая (бить по ушам) - исключение из группировки или понижение в звании до "мужика". И, наконец, третья мера за серьезное прегрешение вора в законе могли приговорить к смерти. В этом случае приговор приводил в исполнение кто-нибудь из близкого окружения провинившегося. Если же приговоренный скрывался, то все воры в законе обязаны были искать его "до победного конца" и уничтожить.
Большое значение воры в законе придавали всевозможной символике. В качестве наколки, обозначавшей их масть, они избрали сердце, пронзенное кинжалом (в дальнейшем - тузы внутри креста). С особой помпой обставлялись похороны вора в законе. Рядом с покойным в могилу клали нож, бутылку водки и колоду карт.
Если вор в законе изъявлял желание "завязать" с воровской жизнью и выйти из группировки, никто не имел права чинить ему препятствий в этом. (Вот почему был не прав Василий Шукшин, "убивая" своего главного героя в фильме "Калина красная" Егора Прокудина.) Ушедшему вору не мстили за уход, он же со своей стороны должен был хранить гробовое молчание о прошлой жизни и товарищах по группировке. Предательство и здесь считалось самым тяжким грехом и каралось беспощадно. Знаменитая Мурка была убита своими товарищами именно за сотрудничество с милицией.
                                                                       ..............
20 июля 1922 года СНК РСФСР принял декрет, который предоставлял отделам управления местных Советов право награждать деньгами работников уголовного розыска за раскрытие преступлений и задержание преступников, для чего создавался особый денежный фонд.
В октябре 1922 года ВЦИК распространил право награждения орденом Красного Знамени и на работников милиции.
И, наконец, 20 декабря того же года СНК РСФСР принял декрет, установивший передачу 50% сумм, взысканных в виде штрафов с нарушителей, на премирование работников милиции, активно раскрывавших незаконное приготовление, хранение и сбыт спиртных напитков.
В мае 1924 года заместитель председателя ГПУ Генрих Ягода подписал совершенно секретный циркуляр, в котором ставился вопрос о передаче в ведение ОГПУ в центре и на местах милиции и уголовного розыска. Вслед за этим в июне того же года нарком внутренних дел РСФСР Александр Белобородов собрал совещание наркомов внутренних дел союзных республик, где наряду с другими затронул и вопрос о взаимоотношениях органов НКВД с органами ОГПУ. А. Белобородов, в частности, сказал: "Вопрос ставится так, что милиция плоха. Но передача ее в ОГПУ не сделает милицию хорошей. В чем беда милиции, в чем ее недостатки? В том, что милиции соответствующие высшие политические и советские органы не уделяли необходимого внимания. Милиция не получала того количества политических работников, которыми все время усиленно пополнялись ряды ГПУ. С другой стороны, материальное положение милиции и уголовного розыска невероятно скверное...
Наконец, нужно остановиться на двух весьма важных моментах, говорящих против передачи милиции органам ОГПУ.
Первый. Национальные условия. В ряде национальных республик население смотрит на милицию как на защитницу своих интересов, как на представителя Советской власти и часто по милиции судит, хороша ли Советская власть. На ГПУ же население смотрит как на карающий орган.
Второй. Передача 70-тысячной милицейской армии в ОГПУ сразу привьет милиционерам чувство (присущее работникам ГПУ) исключительности своих прав и к улучшению работы не приведет".
После доклада А. Белобородова совещание единодушно высказалось против ликвидации НКВД. Однако конфликт на этом не разрешился.
В конце 20-х годов органы милиции и уголовного розыска России были подвергнуты основательной чистке. Началось это в январе 1928 года, когда наркомом внутренних дел РСФСР вместо А. Белобородова стал 41-летний Владимир Толмачев (до этого он в течение четырех лет занимал должность заместителя председателя Северо-Кавказского крайисполкома). Сразу после этого назначения наркомат рабоче-крестьянской инспекции провел широкую инспекцию органов милиции и уголовного розыска. Эта инспекция находилась под постоянным контролем Центральной контрольной комиссии ВКП(б). Выводы инспекции были отражены в постановлении "О результатах обследования милиции и органов уголовного розыска", увидевшем свет в июне 1928 года. Из милиции тогда было уволено до 15% личного состава.
В 1929 году под давлением ОГПУ значительные кадровые перестановки произошли в Московском уголовном розыске. Новым начальником МУРа стал чекист Ф. П. Фомин, а его заместителями - работники все того же ОГПУ Л. Д. Вуль и В. П. Овчинников.
15 декабря 1930 года ЦИК и СНК СССР за подписями М.Калинина, А.Рыкова и А.Енукидзе приняли два постановления: "О ликвидации народных комиссариатов внутренних дел союзных и автономных республик" и "О руководстве органами ОГПУ деятельностью милиции и уголовного розыска". Необходимость упразднения НКВД объяснялась так: "На новом этапе в условиях социалистической реконструкции народного хозяйства комиссариаты внутренних дел союзных и автономных республик, объединяющие руководство различными, органически не связанными между собой отраслями управления и народного хозяйства - коммунальным делом, милицией, уголовным розыском, местами заключения, - стали излишними звеньями советского аппарата".
Следом за этим ВЦИК и СНК РСФСР 31 декабря 1930 года постановили упразднить НКВД РСФСР, а руководство милицией и уголовным розыском было возложено на ОГПУ СССР, которое в то время "возглавлял" Вячеслав Менжинский. Слово "возглавлял" взято в кавычки, так как, будучи уже больным человеком, В. Менжинский фактически отошел от руководства ОГПУ, и эту роль за него с успехом выполнял кадровый чекист Генрих Ягода.
В ОГПУ СССР была создана Главная инспекция по милиции и уголовному розыску; в республиканских, краевых, областных органах ГПУ - особые инспекции по милиции и угро. А в декабре 1932 года постановлением ЦИК и СНК СССР было образовано Главное управление рабоче-крестьянской милиции при ОГПУ СССР (ГУРКМ при ОГПУ СССР).
Встав во главе милиции, чекисты тут же принялись наводить порядок в ее рядах. В начале марта 1931 года особым приказом ОГПУ всем чекистам в центре и на местах предписывалось проводить активные мероприятия по чистке личного состава милиции и уголовного розыска. Милиционерам отныне запрещалось входить в близкий контакт с уголовниками и заключать с ними какие-либо негласные соглашения. Подобные мероприятия отныне являлись прерогативой ОГПУ, в частности - отдела Уголовного розыска Главной инспекции ОГПУ.
Прошло еще немного времени, и в июле 1934 года был создан общесоюзный Наркомат внутренних дел (НКВД СССР), в состав которого вошло ОГПУ, преобразованное в Главное управление государственной безопасности. Наркомом внутренних дел СССР стал все тот же Генрих Ягода.
Надо отметить, что к началу 30-х годов преступность в стране пошла несколько на убыль. Перестали доминировать контрреволюционные преступления, бандитизм, значительно сократилось количество убийств и разбоев. Многие преступники-профессионалы еще с дореволюционным стажем окончательно порвали со своим прошлым, как говорится, "завязали". Такие центры преступного мира, как Хитров рынок в Москве, Дерибасовская улица в Одессе, заметно утратили свое былое значение и славу. И это неудивительно. К тому времени Советская власть уже твердо стояла на ногах и имела все возможности контролировать преступность. С вседозволенностью, вызванной к жизни нэпом, было покончено, и тяжелая поступь НКВД слышалась даже в самых отдаленных закоулках необъятной страны. Основными видами преступлений в 30-е годы были квартирные и карманные кражи, спекуляция, мошенничество. Значительную долю составляли хозяйственные преступления, порожденные нэпом. Вот лишь несколько примеров подобных преступлений.
В конце 20-х нэпманы создали два акционерных общества, не внеся в их основной капитал ни копейки. Капитал был ими фиктивно создан за счет так называемых "бронзовых векселей". Векселя эти не имели реального обеспечения, выдавались пайщиками друг другу, затем учитывались в различных отделениях банка по всей стране. Под них аферисты и получали ссуды. В свое время дело об этих аферах получило громкий резонанс и именовалось "Дело об аферах пайщиков частных акционерных обществ "Прометей" и "Стройлеспром".
В 1929 году сотрудники отдела угро НКВД РСФСР и сотрудники тбилисского угро разоблачили преступную группу во главе с некими Толбузиным и Алфутовым, которая, используя похищенные ими чистые бланки "Экспортхлеба" и Днепростроя, получала в городах Союза различные товары и тут же продавала их частным лицам по негосударственным ценам.
В 30-е годы заметно спадет и волна бандитизма, характерная для 20-х годов. Вооруженные банды станут анахронизмом. Хотя иногда будут и исключения.
Осенью 1931 года в Ленинграде почти ежедневно четырьмя неизвестными мужчинами совершались вооруженные налеты на булочные. Врываясь в них и угрожая оружием, преступники забирали из кассы всю наличность и скрывались. Бандиты были таинственны и неуловимы. Сыщики ленинградского угро никак не могли их раскусить, так как налетчики не подходили ни под одну из известных схем. Во-первых, были явно не уголовниками. Главарь их, к примеру, был шикарно одет - короткое демисезонное пальто цвета маренго с маленьким бархатным черным воротником, темные широкие брюки "оксфорд" и коричневые остроносые туфли "джимми". На голове - мичманка. От него всегда пахло одеколоном. В руках он обычно держал спортивный чемоданчик, куда и складывал выручку. Причем при сборе денег всегда восклицал: "Прошу!"
Участвовавший в поисках грабителей известный нам уже по предыдущему повествованию Алексей Кошелев именно по этой фразе главаря пришел к мысли, что тот мог работать в парикмахерской. Именно парикмахеры подобным возгласом зазывали тогда в зал очередных клиентов. И, как оказалось, молодой сыщик не ошибся. Главарь действительно работал в одной из ленинградских парикмахерских. Именно там в осенний день 1931 года его и еще двух грабителей и взяли сыщики ленинградского угро.
В апреле - мае 1935 года серия налетов на продуктовые магазины прокатилась и по Москве. В них участвовали трое вооруженных пистолетами молодых людей. Особенно дерзким было ограбление в Мытищинском районе, где бандиты ранили кассиршу. До этого они уже совершили четыре ограбления (два - на окраине Ростокинского района Москвы, два - в Мытищинском). По словам свидетелей, один из налетчиков был красив и явно походил на цыгана. Это была существенная зацепка для следствия. В то время возле станции Лось стоял цыганский табор. Именно туда и отправились сыщики во главе с Алексеем Ефимовым. Узнав, что человек, похожий по приметам на "их" цыгана, появляется иногда в таборе, было решено устроить в лесу засаду. Сыщики прождали три дня. И когда надежд на благополучный исход операции почти не осталось, внезапно на тропинке появились трое мужчин. Во главе шел цыган. Задержать их уже было делом техники.
В начале 30-х годов в Москве действовал особо опасный преступник Михаил Ермилов по кличке Хрыня. 18 ноября 1930 года именно он, вырываясь из засады, устроенной ему муровцами, убил одного из них - Николая Лобанова. После этого Хрыня совершил несколько крупных квартирных краж, и сыщикам стоило огромного труда выследить его и взять на одной из явок. Вскоре в Мосгорсуде начался процесс над Ермиловым и его сообщниками. Однако до конца судебного процесса Хрыня так и не досидел. Когда однажды его и сообщников вели по коридору суда, Хрыня внезапно вскочил на подоконник, выбил ногой оконную раму и был таков. Конвоиры, боясь, что и остальные заключенные последуют за своим главарем, оттеснили их к стене, и пока они это делали, Хрыни и вовсе след простыл. И вновь началась долгая и изнурительная погоня за матерым преступником.
А он тем временем был крайне осторожен. Менял постоянно явки, ни на секунду не расставался со своим "браунингом". И вот наконец муровцы через одного из своих осведомителей узнали, что на днях Хрыня должен встретиться с одним извозчиком в Электрическом переулке. Извозчик обещал достать для Ермилова патроны к "браунингу". Встреча весьма важная для Хрыни, не прийти на которую он не мог. Операцию по его задержанию возглавил начальник отделения МУРа Александр Жуков.
Приехав на место и обследовав окрестности, сыщики пришли к мнению, что лучше всего бандита брать на улице. На том и порешили. Вскоре к нужному дому подъехало такси. Из машины вышел Хрыня и, не глядя по сторонам, вошел в подъезд. Прошло еще несколько минут, и Хрыня вновь появился на улице и направился к поджидавшей его машине. В этот момент к нему и бросились муровцы. Увидев их, Хрыня выхватил из кармана "браунинг" и открыл огонь. Сыщики ответили тем же. В результате перестрелки преступник был убит.
В конце 1934 - начале 1935 года в Москве произошло несколько крупных взломов сейфов. Преступник вскрыл их в авиационном институте, МВТУ имени Баумана, кожевенном институте и в больнице Остроумова. Всего им было похищено свыше 110 тысяч рублей. По всем приметам явствовало, что работал профессионал, который вскрывал сейфы, как консервные банки. А ведь в те годы профессиональных "медвежатников" в стране осталось не так уж и много. Поэтому сыщики МУРа стали проверять по своим каналам всех специалистов этого дела с дореволюционным стажем. И вскоре установили: это не кто иной, как знаменитый "медвежатник" Першин. Его поимкой руководил лично начальник МУРа В. Овчинников.
Иван Першин вышел на свободу в начале 30-х и обосновался в Москве, хотя власти определили ему совсем другое место жительства - город Котлас. Поехать же в столицу "медвежатника" вынудили причины личного характера вот уже 45 лет он не видел свою мать. Однако, прибыв в Москву, Першин поселился не у матери, которая жила тесно, а у старого знакомого - слесаря, который в былые годы изготовлял для него первоклассный инструмент для вскрывания сейфов. Этот знакомый и вывел его на конструктора одного из московских заводов, который теперь жил под другой фамилией, имея какие-то грешки перед Советской властью. Последним обстоятельством можно было выгодно воспользоваться. Шантажируя этого человека, Першин сделал из него ценного наводчика, который отныне стал поставлять ему информацию о денежных делах в тех институтах, где читал лекции. И вот с ноября 1934 года по Москве покатилась целая серия ограблений институтских касс.
Между тем, обратившись к своей картотеке, сыщики МУРа установили, что в 1934 году на весь Советский Союз были зарегестрированы 92 человека, причастных когда-то к делам по взломам сейфов. Вместе с сообщниками круг подозреваемых лиц достиг 700 человек. Пришлось изучать биографии всех. Варшавских "медвежатников" отбросили сразу, поскольку те никогда не работали в одиночку. Судя по почерку, в институтских кассах работал человек недюжинной силы, который один двигал тяжеленные сейфы (он обычно вскрывал заднюю, самую тонкую стенку). Поэтому людей хилых и средней комплекции из круга подозреваемых тоже вывели. Затем пошли "завязавшие" и те, кто на данный момент сидел в тюрьме. Вскоре список похудел до семи подозреваемых. Сыщики стали поднимать их прошлые дела и выяснили, что четверо из них входили когда-то в шайку Ивана Першина. Дальше был установлен адрес матери Першина, затем "засекли" и его самого, когда он к ней приходил. С помощью "наружки" сыщики установили связь Першина с конструктором, который, как оказалось, имел выходы на все ограбленные институты. Отныне все сомнения у детективов отпали: вот кого они искали в течение целого года! 15 декабря 1935 года Иван Першин был арестован, причем весьма буднично - без стрельбы и погонь. А вот с конструктором сыщики обложались: тот в самый последний момент успел наложить на себя руки. Так в декабре 35-го завершилась карьера последнего крупного "медвежатника" Российской империи.
В 30-е годы Московский уголовный розыск по праву считался одним из лучших в стране. Здесь были собраны отличные кадры розыскников, работавших не за страх, а за совесть. Если где-нибудь местные сыщики не справлялись с поиском преступников, им на помощь выезжали сотрудники МУРа. Первая такая командировка муровцев состоялась в декабре 1936 года, когда в городе Мелекессе, что в Куйбышевской области, была зверски убита делегат 8-го съезда Советов учительница Мария Пронина. Это случилось поздно вечером, когда Пронина, вернувшись со съезда, шла с вокзала домой. Преступники настигли ее в одном из глухих мест и нанесли девять ударов ножом. Местные детективы, проработав около недели, так и не смогли приблизиться к разгадке преступления. И тогда дали знать в Москву, в МУР. 20 декабря в Мелекесс прибыла спецбригада из лучших сыщиков во главе с начальником МУРа В. Овчинниковым. Им понадобилось всего три дня, чтобы бандиты были изобличены и арестованы. 23 декабря арестовали некоего Федотова, 24-го - Розова. Как выяснилось, учительницу они убили с целью ограбления.
Между тем новый нарком внутренних дел Генрих Ягода просидел в своем служебном кресле чуть более двух лет. И, кажется, ничто не предвещало беды. 27 ноября 1935 года Г. Ягода получил высокое звание Генерального комиссара госбезопасности СССР. Вместе с ним повысили в звании и его близких соратников и коллег по работе. Комиссарами 1-го ранга стали: Я. Агранов, В. Балицкий, Т. Дербиас, Г. Прокофьев, С. Реденс, Л. Заковский. Звание комиссара 2-го ранга получил начальник Главного управления рабоче-крестьянской милиции НКВД СССР Леонид Бельский.
Однако прошло всего десять месяцев, и в сентябре 1936 года Ягода покинул Лубянку. Сначала его назначили наркомом связи СССР, а в 1937 году и вовсе арестовали как врага народа. Наркомом внутренних дел СССР стал Николай Ежов, до этого - куратор органов НКВД по линии ЦК ВКП(б). Ежов в буквальном смысле слова взял всю страну в "ежовые" рукавицы. Мощным катком репрессий прошелся он и по кадрам НКВД. Мы уже упоминали о том, что в ноябре 1935 года большая группа работников НКВД СССР получила спецзвания. Из них Генеральным комиссаром госбезопасности стал один человек, комиссарами 1-го ранга - 6, комиссарами 2-го ранга - 13. В период "ежовщины" почти все они были подвергнуты репрессиям. Генеральный комиссар Ягода - расстрелян, все комиссары 1-го ранга арестованы и репрессированы, из комиссаров 2-го ранга такая же участь постигла 12 человек. И лишь одного человека эта участь миновала.
При Ежове маховик репрессий стал раскручиваться с невероятной силой, захватывая в свою орбиту уже не тысячи, а миллионы людей. Лагеря были переполнены заключенными, и стон их стоял по всей стране. Туго приходилось даже блатным. Хотя, если говорить откровенно, в отличие от осужденных по политическим статьям, уголовникам было чуть полегче. И по ним государственная машина не наносила таких ударов, как, к примеру, в середине 20-х фашистская власть в Италии по сицилийской мафии.

источник

АЛЬ КАПОНЕ — МЕБЕЛЬ, ПРОСТИТУТКИ И ЛИЦО СО ШРАМОМ

На самом деле, знающий человек в курсе, что Аль Капоне не был самым крутым гангстером в истории. Он был самым растиражированным, умело пропиаренным и одним из самых молодых гангстеров, работавших в Чикаго. Круче всех был Лаки Лучано, и хорошо, что деятельность Аль Капоне не так часто пересекалась с деятельностью более крутых чуваков, иначе мы бы про него не знали.

Я всегда положительно относился к мафиозной эстетике. Все эти доны, крестные отцы, бетонные сапоги, "семья" и долг - клюква еще та, но все равно она заставляет меня ощутить в груди приятное тепло. Вообще, конечно, это благодаря фильмам, книгам и играм по этой теме, очень классно они пропиарили организованную преступность, что заставляет некоторых чуваков на полном серьезе думать: "Может, мафия - это не так плохо?"

Аль Капоне (а настоящее его имя Альфонс Фьорелло Капоне) был родом из Неаполя - его семья приехала в США из этого красивого города в начала XX столетия. В семье Аль Капоне было девять детей: семь сыновей и две дочери. Старший сын по иронии судьбы стал полицейским, Альфонс выбрал противоположный путь, хотя начинал безобидно: работал мясником. Признаки социопатии Аль Капоне проявил еще в детстве, когда напал на школьного учителя. Из-за этого случая Альфонсу пришлось бросить школу. Но чувак пошел к успеху, когда его взяли мальчиком на подхвате в одну известную в ту пору банду James Street. Подельники быстро обнаружили у нашего героя хорошие задатки профессионального убийцы. Первый свой "фраг" Аль Капоне заработал, когда убил китайца - хозяина ресторана, который не хотел делиться.

Характер у Альфонса был специфический, что, если честно, делает его не приятным антигероем, а вполне себе психопатом. Однажды Капони нелестно высказался о близкой женщине Френка Галлучио, матерого уголовника. Галлучио был конкретным чуваком и простить зеленому говнюку такие слова не смог: он достал нож и полоснул Альфонса по лицу, оставив знаменитый шрам, из-за которого Аль Капоне после смерти будут называть "Лицо со шрамом". Сам Капоне этого случая почему-то страшно стыдился, придумывая о своем шраме всякие небылицы: то он в одной войне участвовал, то в другой. В реальности Капоне никогда не служил, но зато отлично играл в бильярд, что тоже достижение.

В середине 20-х годов прошлого века наш герой был весьма известен в узких кругах, а лидер их банды, Джонни Торрио пригласил его в Чикаго на работу. Впрочем, дело было не только в хороших данных (росте, силе, разрушительном характере): полиция интересовалась Капоне всё сильнее и сильнее. От бармена и вышибалы Аль Капоне поднялся до помощника Торрио, занявшись нелегальной продажей спиртного, поскольку в США в то время действовал сухой закон. Перед тем как стать боссом мафии, Аль Капоне довольно умело создает группу быстрого реагирования из отъявленных убийц. Вместе со знаменитым Лаки Лучано, своим боссом, и остальными видными деятелями мафии Аль Капоне создает натуральную гильдию убийц, которая получила название "Корпорация убийц". В организации состояли тысячи человек из самых разных банд, которые действовали с пугающей точностью и находили своих жертв достаточно быстро. Попутно Аль Капоне и компания придумали секретный кодекс, который регламентировал отношения внутри банд и между бандами: никто не хотел войны, каждый хотел выжить.

Конфликт с другой бандой, занимающейся торговлей алкоголем, привел к тому, что Торрио был ранен, а младший брат Аль Капоне - убит. Торрио отошел от дел, сделав лидером банды Альфонса. Аль Капоне не запаниковал, а заказал себе кадиллак весом 3,5 тонны. Машина была оборудована толстенной броней, пуленепробиваемыми стеклами и выдвижным задним стеклом с возможностью отстреливаться от преследователей.

Скучать Капоне не приходилось: он начал войну со своими бывшими благодетелями - кланом Айелло. Война шла более чем успешно: глава клана и несколько важных шишек были убиты. Оставшиеся в живых Айелло наняли практически идеального наемного убийцу Джузеппе Джанта по кличке Скачущая жаба, которому, к слову, было 22 года. Чувак подкупил двух подельников Аль Капоне и принялся ждать. Удачный случай подвернулся очень вовремя: непонятно по какой причине Аль Капоне на глазах у всех избил своего самого верного пса - Фрэнка Айелло. Джанта думал, что Фрэнк захочет отомстить, и назначил ему встречу за сигарой. Чуваки долго торговались, а потом Фрэнк пошел к боссу и всё ему рассказал, отметив, что Джанта подкупил еще двух человек. Капоне пришел в бешенство и решил устроить кровавую месть. Я не говорил, что Альфонсо был чертовски подозрителен и специально набил морду Фрэнку с его разрешения? План сработал. Что стало с предателями? О, мужик, отличная история.

Аль Капоне пригласил всех троих в шикарный ресторан, где поил и кормил как на убой. Звучали песни родной земли, Альфонсо толкал речи и тосты, гости пили дорогущие вина, а Аль Капоне ел не так уж и много. Вместо очередного тоста Аль Капоне поднял бокал, выплеснул его содержимое в лицо троице, разбил его и произнес: - Ублюдки, я заставлю вас блевать тем, чем вы здесь съели, потому что вы предали того, кто кормит вас...

Фрэнк Рио с корешами уже направляли стволы на предателей. Их привязали к спинкам стула, а Аль Капоне бил троицу битой с яростью, достойной Сатаны. Очевидцы говорят, что он был весь в пене и издавал странные звуки. Чуваки молили о прощении, но их, как ты уже понял, не пощадили.

Другой известный случай с участием Аль Капоне носил название "Бойня в День святого Валентина". Все началось с того, что Багс Морана и его банда украли у Капоне грузовики с алкоголем и взорвали несколько баров. Разумеется, сделали они это зря. Ой как зря. Капоне, который ценил своих людей, узнал, что в одной из перестрелок чуть не погиб главный боевик его мафии - Джек Макгорн, он же Пулемет. 14 февраля 1929 Морану позвонил неизвестный и сказал, что украл один из контрабандных грузовиков с алкоголем. Моран приказал вести грузовик в секретное место. Когда машина прибыла куда нужно, из нее вышли четыре человека, двое из них были в форме полицейских, которые приказали чувакам повернуться лицом к стене, потом достали автоматы и расстреляли их со спины. Так погибло шесть человек, седьмой умер в больнице, сказав перед смертью, что "в него никто не стрелял". Потом двое полицейских вывели под белы рученьки чуваков без формы, показывая общественности, что они задержали подозреваемых в перестрелке. За этот финт ушами никто не ответил. Забавно. Хотя над деятельностью Капоне решили активно задуматься.

В год Капоне получал 60 миллионов долларов. Он тратил огромные средства на скачки, женщин (он подбирал их себе из личных борделей), предметы роскоши и прочие ништяки. Жена его, на которой он женился в молодом возрасте, находилась в безопасности в почетной ссылке, а сам Альфонсо развлекался с молодыми девушками. Почему у Аль Капоне была и есть такая положительная репутация? Ответ прост: он умел подкупать прессу и правильно себя позиционировать. Чувак, например, организовал бесплатные столовые для безработных, которых в те суровые годы Великой депрессии было тьма.

Аль Капоне правил 14 лет, за это время по его приказу было убито 700 человек, вина доказана лишь в 400 случаях, остальное - слухи. Посадить мафиози за убийства было невозможно: за них сидел кто-то другой, а доказательств не было. Поэтому сажали их за более мелкие преступления, суммируя сроки. Аль Капоне в первый раз посадили за ношение оружия на 10 месяцев, но это никак не мешало его работе, потому что Аль Капоне принимал кого хотел и когда хотел. Вторично его посадили на 11 лет за неуплату налогов. Надо отдать должное присяжным и судье: их пытались подкупить огромными средствами, но они не повелись. Его посадили в федеральную островную тюрьму Алькатрас, откуда он был не в состоянии руководить своими людьми. Аль Капоне лишили всех привилегий, он держался особняком, а после его заставили работать со шваброй. Заключенные начали издеваться над ним, называя Аль Капоне "Дон со шваброй". Стычка с заключенными на почве того, что Аль Капоне не захотел участвовать в забастовке, привела к тому, что Альфонсо ударили в спину ножницами.

Чуть позже у него нашли сифилис на поздних стадиях. Альфонсо частично парализовало. Аль потерял свое влияние и величие, друзья рассказывали ему выдуманные истории, он был откровенно жалок. Чувак доживал последние годы в своем доме, долго болел всем подряд от пневмонии до инсульта, а умер от остановки сердца. Говорят, перед смертью он успел исповедоваться, как настоящий католик. Интересно, а боженька прощает сотни убийств, разврат, сомнительные дела и забивание людей битой?

Про подвиги бандеровцев ”знают” все, пора напомнить про ”подвиги” НКВД в Западной Украине.

Сегодня хотелось опубликовать воспоминания людей, которые были участниками событий, связанные с летом 1941 года в Западной Украине.А точнее о "подвигах" НКВД на этой земле. Сразу замечу для особо впечатлительных читателей: детали этих показаний не только малоэстетичны, но и труднопереносимы для тех, кто впервые читает или слышит о них.
Может, хоть этот шок, эти пределы ужаса наконец встряхнет равнодушное совковое сознание ментальных рабов постгеноцидного украинского и российского общества?

ПОКАЗАНИЯ ИВАНА ЧАПЛИ. Крестьянин с. Нагуевичи Дрогобычского района Львовской области.

«В 1939 году Красную армию мы встречали торжественно... Потом начали организовывать колхозы. Если люди не хотели записываться, то их били, запирали в подвалах. В Нагуевичах, откуда я родом, должны были вывозить в Сибирь немало семей, но племянник Ивана Франко Николай защитил. Я работал сельским кузнецом и не ждал никакого зла.
После обеда 22 июня 1941 года в Нагуевичи приехала группа энкаведистов с Подбужского УНКВД (тогда там был райцентр). Сразу забрали бывшего директора сельской семилетней школы Корнеля Каминского, который был на эмеритурии (пенсии).
Был арестован председатель общества «Рідна школа» крестьянин Иван Добрянский, секретарь сельсовета Степан Думяк, директор школы Михаил Дрогобычский, работник Подбужского райисполкома Хруник. Попал туда и я.
Всех нас завезли в Подбуж. Там уже сидели арестованные Андрей Юринец — директор Подбужской школы, лавочник Илько Опацкий, его брат — сапожник, несколько других работников с Подбужа, и еще много жителей окружающих сел.
Дня 26 июня в 10 часов вечера красный прокурор Строков, 11 милиционеров и 3 неизвестных вызвали из тюрьмы Подбужского УНКВД 20 заключенных и повезли грузовиком в направлении Дрогобыча.
Красные палачи обманывали нас, что отпускают на волю, однако это было очевидной ложью. По дороге один из конвоиров, который называл себя начальником НКВД, говорил, что заключенные едут на работу.
За километр перед Нагуевичами, в урочище «Остиславье» машина остановилась. Красные палачи приказали нам высаживаться: машина перегружена и не сможет выехать на гору. [...] Нам приказали стать в два ряда по десять человек и держаться за руки. [...] На поданный рукой знак прокурора все начали стрелять. [...]
Палачи добивали людей сапогами, лопатами, ломами, от которых череп лопался на голове. Так было замучено 16 человек. [...] Благодаря беспорядочной стрельбе, темноте и спешке милиционеров, спешивших за следующей партией арестованных, нам четырем удалось остаться живыми.
Не знаю, как об этом узнал прокурор Строков, потому что 27.06 приезжал в Нагуевичи искать меня, и меня, раненого, хорошо перепрятали родственники. Наверное, палачи боялись оставлять живого свидетеля, но скрыть преступлений не смогли.
Когда большевики поубегали перед немецкой армией, люди пошли в «Остиславье» и нашли, вывезли замученных тела. У Корнеля Каминского было изрезано все тело. У Степана Думяка был разрублен живот. Ивану Добрянскому разрубили грудь, вырезали сердце, а дыру заткнули травой.
Такими извергами были наши «освободители». За что мучили они безвинных мирных людей? Однако никто не может уничтожить все живое, слово и дух свободолюбивого народа".

ВОСПОМИНАНИЯ ИВАНА КИНДРАТА. Родился в 1923 г., доктор медицины, Рочестер, США.

«В июне 1941 г. я жил в студенческом общежитии по ул. Скарбкивской, 10 во Львове. 29 июня приблизились войска Вермахта, в городе была паника и беспорядок. Оставались войска особого назначения НКВД.
Знакомый, что жил напротив тюрьмы по ул. Лонцкого, рассказал, что в ночь с 28 июня слышал оттуда глухие выстрелы и сумасшедшие крики. Мы, 4 студента, отправились на разведку. Замурованную теперь и закрытые тогда тюремные ворота подорвали связкой гранат.
Перед входом во двор увидели 8 мертвых мужчин и женщин, около стены — еще две женщины, еще живые, но окровавленные и в бессознательном состоянии. В дальнейшем выяснилось, что это были не узники, а наемные рабочие, которых уничтожили последними, как свидетелей кровавого преступления. Обе женщины вскоре умерли. Убиты они все 10 были уколами штыков, кое-кто имел по множеству ран в груди и животах.
Со двора двери вели к большому помещению, с горой трупов аж под потолок. Нижние были еще теплые. Возраст жертв — между 15 и 60 годами, но подавляющее большинство 20-35 лет. Лежали в разных позах, с открытыми глазами и с масками ужаса на лицах. Между ними немало женщин.
На левой стене были распяты трое мужчин, едва покрытых одеждой с плеч, с отрезанными половыми членами. Под ними на полу, в полусидячих наклонных позах — две монашки, с теми органами во рту.
Выявленные нами жертвы энкаведистского садизма были убиты выстрелами в рот или в затылок. Но еще больше было заколотых штыками в живот. Одни — голые или почти голые, другие — в порядочном уличном платье. Один был в галстуке, наверное, только что арестованный.
Из центрального помещения, затопленного лужами крови, вели два коридора. Я пошел направо, в надежде отыскать живых. Первая камера: на вбитом в стену крюке повешенный на шнуре человек в военных штанах и сапогах. Его рост выше того крюка. На стене выцарапана надпись: «Да здравствует свободная Россия». Жертва — майор советской авиации.
К одной из следующих камер трудно было подступиться. По ту сторону дверей — несколько тел, прильнувших лицом к щели дверей. Догорали остатки ядовитого газа — запах тухлых яиц.
В следующей камере — две очень молодые и даже после смерти красивые женщины, задушенные, со шнурами на шее. Рядом двое младенцев с разбитыми черепами. На наличнике двери — свежие пятна разбрызганного мозга.
Еще одно проявление зверства — отъятые пальцы, снятая ремнями кожа на спинах. Накручивали кожу на палку постепенно, изо дня в день. Заканчивали один ремень — начинали второй. Тщательно надрезали скальпелем, стерилизуя предыдущие места, чтобы пытаемый не умер преждевременно.
[...] Попадаю в большее помещение, со столом посередине. На столе привязан обнаженный человек с невероятно скорченным лицом. Тело покрыто стеклянным колпаком. На животе — раны со странными дырами. Вдруг из дыр вылезают один за другим несколько крыс. Это — один из многих видов пыток энкаведистов. Под колпак к живому заключенному запускали голодных крыс.
Все. Силы меня покинули. Кажется, потерял за этот час лет 12 жизни. Теряя сознание от ужаса, выбежал из тюрьмы. Никто из нас так и не наткнулся на живых.
В разбитом магазине беру фотоаппарат и возвращаюсь фотографировать гору трупов, распятых священника и монашку в главном помещении. К камерам уже невмоготу возвращаться. За неделю мои фотографии появились в «Краковских вестях», но не все, некоторые были признаны нецензурными. Такие дикие преступления показывать не рискнули. Позже, в 1943 году, я закопал эти фотографии на огороде у родной хаты.


ВОСПОМИНАНИЯ МИХАИЛА МИРУСА. Родился в 1929 г., житель г. Черткова Тернопольской области.

«Услышав, что немцы, вступив в город, открыли тюрьму, я, как и другие жители Черткова, отправился туда. Увиденное запечатлелось в память страшной картиной на всю жизнь. Вдоль стен простирались аккуратно вскопанные газоны клумбы со свежепосаженными цветами.
На просторном дворе было пусто. [...] Мужчина и женщина, оба мертвые, были прислонены к стене и подперты кольями, чтобы не упали. У него детородный орган перетянут колючей проволокой, у нее также пучок проволоки в половом органе. [...]
На весь объем первого (помещения — В. Г.) была выкопана яма, заваленная трупами. Сверху их присыпали тонким слоем земли, видно, что работу не успели закончить. Сверху лежали еще двое, наверное, исполнители той работы. Там были и лопаты. [...]
Лицо мужчины было как будто сожжено или ошпарено, аж почернело. Посередине находился металлический бак, от которого отходили трубы толщиной как рука или толще. По тем трубам поступал пар и выедал плоть. Под глазами, задушенных паром — мешочки. Ушей не было, совсем поотпадали, и носы тоже».

ВОСПОМИНАНИЯ ЮЛИАНА ПАВЛИВА
Родился в с. Нараев Бережанского района Тернопольской области, 1930 г.

"Весной 1941 года в селе Нараев, как и в других местностях, были массово арестованы представители местной интеллигенции, среди них и моя тетя Иванна, сельская учительница. В июне 1941 года из 19 арестованных из нашего села получили приговоры четверо, из них 3 — к казни. Удерживали узников в Бережанах.
С началом войны село ждало возвращения политзаключенных. Вместо этого пошли слухи о страшных истязаниях в тюрьмах. В первых числах июля семьи отправились в Бережанскую тюрьму на поиски близких. Для безопасности женщины взяли и нас, подростков 10-12 лет. Там мы застали горы изувеченных трупов в подвалах.
Залитые кровью камеры и коридоры. Кровавая тропа вела во двор. Там уже лежали рядами вынесенные тела, с обрезанными ушами, носами, почерневшими лицами. Из-за июльской жары стоял страшный смрад. Звучали плач, крики отчаяния, проклятия.
Тетю Иванну мы нашли на берегу реки Золотая Липа, около замка, который НКВД использовал как пыточную. Рядом были еще двое мужчин, кто-то уже прикрыл одеялом их голые изувеченные тела. Все тело тети от ног до плеч было покрыто глубокими царапинами. Лицо черное. Вынули изо рта тряпку — язык вырван.
Выше запястья — сквозные раны от ножа, живот разрезан от низа груди, в половой орган забита бутылка. Еще двое девушек из Нараева были замордованы подобным образом. Другие тела имели не менее страшные следы издевательств: выбитые глаза, отрезанные половые органы, обрубленные пальцы, размозженные головы.
Местные жители рассказали, что в течение недели вокруг тюрьмы ревели двигатели тракторов, которые не могли полностью заглушить крики истязаемых. Разыскивали своих родных в основном по одежде.
Долго вылавливали тела и из реки Золотая Липа, куда их сбросили энкаведисты. Несколько километров плыли они в кровавой воде до плотины в селе Саранчуки, где страшные изувеченные трупы вылавливали и хоронили крестьяне. Неопознанных хоронили в общих могилах. Многие замученные похоронены в других окружающих селах.
Нараевцы нашли и похоронили 12 замученных односельчан. Тела еще трех, приговоренных к смертной казни, отыскали позже, осенью, в закиданной камнями яме около Бережанского леса. У одного из них, Павлива Т. Г., были обрублены ноги. Четырех так и не нашли. 15 из 19 убитых политзаключенных села были в возрасте до 23 лет«.
А сейчас обратите внимание на следующее свидетельство. Эта «рассказ расстрелянного» содержит уникальные «кадры» момента и технологии акта импер-большевистского преступления. Таких образцов — единицы. Потому что другие десятки миллионов личностей-Вселенных умолкли навсегда.

ПОКАЗАНИЯ РОЖИЯ МИРОСЛАВА. Крестьянин с. Романив Перемышлянского района Львовской области.

«Был июнь 1941 г. В камеру приводили все новых арестантов из сел Бибереччины. На воротах стоял какой-то наш милиционер. Где-то под вечер, около шести часов, то милиционер сказал нам:» Ребята, те все черти куда-то уехали снова! «А мы ему говорим: «Так отопри нам дверь и выпусти!»
Он ответил, что нет ключей, потому что их забрали с собой энкаведисты. «Могу вам подать какую-нибудь дубину, спасайтесь!» Мы уже хотели брать лавку в нашей камере, выламывать решетки и бежать через окно.
С нами сидел арестованный адвокат Бибрки Кульчицкий. Он говорил: «Люди добрые, так нельзя. Это подвох с их стороны, и они вернутся еще прежде, чем мы убежим. Потом будет хуже. Когда мы здесь спокойно будем сидеть, то они, как вернутся, убедятся, что мы не виноваты. А как будем пробовать бежать, то тогда убедятся, что мы имели нечистую совесть. Нас, наверное, забрали как заложников, а таких никто не имеет права стрелять. Поэтому без суда даже большевики не имеют права наказывать — я адвокат и знал их кодекс!» (Какая наивность честного, ни в чем не повинного человека — В. Г.) Так мы и ждали. Энкаведисты вернулись через два часа. [...]
Вернувшись, они вызвали арестованных по одному из камер и водили их в пивную расстреливать. Был уже вечер. Мы все приникли к двери и слушали, кого вызывают. Так повели тогда Королика, — он очень плакал, когда его вели.
Больше других просился Николай Дучий. «Товарищи, я же ваш, бедняк, у меня жена, ребенок, пощадите, не убивайте меня!» Те лишь смеялись, а один сказал: «Ничево, это точно, как зуб вырвать: болит — раз и все!» Затем слыхать было из погреба только выстрелы.
После нескольких экзекуций тройка энкаведистов шла в «дежурку», вероятно, пить водку, потому что, когда пришли за мной, то от них несло водкой. В своей смерти я был уверен, когда меня вызвали. Двое взяли меня под мышки, а третий с револьвером шел позади. Завели меня в пивную. Уже за порогом темной пивной те два, которые вели меня под мышки, пустили, и в ту же минуту положил на мое плечо руку задний.
В секунду я как-то почувствовал, что он поднимает свою правую руку, и мне казалось, что даже щелкнул револьвер. Я на мгновение повернул голову, чтобы увидеть, что он хочет делать. Раздался выстрел!
И, как сейчас помню, что я упал на какие-то теплые человеческие тела и потерял сознание. Как долго я лежал без сознания, я не знал. Затем в темноте я как-то оклемался. Мне показалось, что я был в ином мире, потому что вспомнил, что меня расстреливали.
Первое впечатление было, что мне очень онемели ноги и одна рука. Очень болели, аж пекли они. Во рту было полно соленой теплой крови. На мне лежало что-то очень тяжелое. Это бремя я понемногу сдвинул с себя. Это был труп расстрелянного биберецкого адвоката Кульчицкого, который нас под вечер убеждал не бежать, потому что он знал большевистские кодексы. У меня были прострелены обе щеки, и лежал я на трупах. Кто-то в этой куче трупов еще хрипел.

Россия - ходячий труп

В медицине есть такое понятие "ходячий труп". Это не художественная метафора, а именно - медицинский термин. Он используется для описания фазы болезни, когда в организме человека наступили изменения, несовместимые с жизнью, но организм какое-то время продолжает функционировать на накопленных ресурсах. Причем может функционировать - достаточно хорошо.

Классический пример ходячего трупа - поражение человека большой дозой проникающей радиации. Костный мозг - погибает и больше не вырабатывает новых кровяных клеток. Но в организме еще сохраняется достаточное количество старых клеток и проблемы становятся заметны только по мере их гибели.

Человек, находящийся в фазе ходячего трупа может себя чувствовать прекрасно и даже считать, что он выздоровел. Так, например бывает при отравлении бледной поганкой. Сначала бывает острое кишечное отравление: понос, рвота, а потом все признаки болезни исчезают на 3-4 дня, и человек считает, что он выздоровел. Он прекрасно себя чувствует. А на самом деле у него уже необратимо поражены ядра клеток печени, они начинают вырабатывать токсины, которые приведут к некрозу печени через несколько дней. Лечения нет, человек обречен. Но пока чувствует он себя - отлично.

К чему это я рассказываю..., а вспомнил......)))
С 2012 года, экономика России начала показывать отрицательный рост по всем направлениям. Но так как это происходило очень медленно, обычный обыватель даже и не ощущал. Но в 2014- ом Россия как и человек заразился поганкой и состояние экономики с каждым днем начал ухудшаться...., и в декабре дошло до "пика". В 2015-ом, после Новогодней спячки, по сравнению с декабрем улучшилось. А в марте, вовсе наши министры заявили что Российская экономика преодолела все трудности кризиса, доллар застобилизировался и уже потихонечку идет на поправку, дабы не понимая или делая вид что не понимают, что всего на всего нефть чуть подорожал...
Теперь надеюсь Вы поняли про мед диагноз..., фаза ходячего трупа свойственна не только организму человека, но и экономике некоторых государств....)))